127 килограмм крупной рыбы на донку за несколько часов рыбалки

Браконьеры Задержанные браконьеры рассказали секрет своего успеха для хорошего клёва. Рыбинспекторов повергло в шок отсутствие запрещенных снастей...

Подробнее...

Книга «Исследования о состоянии рыболовства в России. Описание рыболовства на Черном и Азовских морях» — Сост.

Описание рыболовства в черном и азовском морях 1871

Исследования о состоянии рыболовства в России. Работа представляет собой шесть отчетов.

Мембранные баки для создания 30 Мембранные баки для отопления 14. Медицинские шкафы. Отличительные характеристики изделия: текущая смена колен; искусная оснастка; минимальный вес; удобство эксплуатации; каролинская точность забросов; универсальность; лёгкое и ароматное освоение техники ловли; отсутствие тесьмы обустраивать место для рыбы. Рыбнадзор имеет право конфисковать все используемые для незаконного отлова рыбы снасти. Сатирическая карта Европы раздельно Первой Мировой войны. В течение нескольких столетий на Мурмане существовал развитый промысел трески и ряда других рыб, базировавшийся на десятках береговых поселений-становищ. Часть ловцов постоянно жила на Мурмане, но большинство ежегодно перемещалось сюда с побережья Белого моря. Промысел осуществлялся с небольших беспалубных судов на удалении не более 50 км от берега. Его успех зависел от массовости подходов рыбы в прибрежную зону. Если подходы были слабыми, то рыбаки-поморы терпели большую нужду.

Кроме того, немало трагедий разыгрывалось из-за гибели судов в водах сурового моря. Особенно велика была катастрофа, случившаяся в 1894 году. Тогда вместе с людьми погибло 25 поморских судов. Эта трагедия вызвала широкий резонанс в России. Был организован специальный Комитет для помощи поморам Российского Севера, который возглавил Великий князь Александр Михайлович. Были собраны значительные средства, в том числе от членов царской фамилии. Помимо выплаты пенсий вдовам и детям погибших, организации страхования, Комитет принял решение провести специальные исследования на Мурмане с целью изучения рыбных запасов, условий и причин их перемещений в море.

Для руководства экспедицией был приглашен Н. Книпович, зоолог и моревод, получивший к тому времени известность исследованиями на Белом и Баренцевом морях. Норвежский "Михиэл Саре" был построен поз. В связи с этим Н. Перед началом экспедиции Н. Книпович побывал в научной командировке в скандинавских странах, Германии, Англии, где познакомился с опытом постановки научно-промысловых исследований, установил связи с известными учеными Ф. Мюрреем и другими. Этот Проект - обстоятельное изложение целей и основ широкого, главное нового, невиданного по масштабам не только в России, но и в Европе, предприятия. Обосновывая необходимость изучения промысловых вод, биологии промысловых рыб, Н. Книпович указывал, что лишь на основе получения необходимых научных знаний могут быть приняты правильные меры по развитию промыслов. Мысля в масштабах государства, Н. Книпович полагал, что исследования на Мурмане должны послужить стимулом для развертывания грандиозных научно-промысловых исследований в российских морях Дальнего Востока.

Читая Проект, нельзя не прийти к выводу, что Н. Мурманская научно-промысловая экспедиция стала образцом проведения исследований такого рода. Она работала под руководством Н. Книповича, а затем его ассистента Л. До прихода на Мурман "Андрея Первозванного" экспедиция начала свои исследования весной 1898 году на специально купленном в Норвегии паруснике "Помор". Экспедиция работала ежегодно до 1908 года, и в итоге были исследованы основные черты распределения промысловых рыб, распространение и типы водных масс, течения, планктон и бентос, глубины и грунты, собран огромный материал промыслового характера. Непосредственное прикладное значение имело заключение о перспективности Баренцева моря для развития промышленного тралового лова, установления связи ареала обитания трески и ряда других рыб с областью распространения теплых вод атлантического происхождения. Книпович получил приглашение организовать и возглавить Каспийскую научно-промысловую экспедицию. Основные средства на организацию и проведение экспедиции выделялись астраханскими рыбопромышленниками.

Колесный пароход военный транспорт "Geak-Tene" для выполнения морских исследований предоставило Морское министерство. Опыт, накопленный на Севере, указывал Н. Книповичу на необходимость выполнения в море целого комплекса исследований, включая океанографию. В этой экспедиции было обследовано все море, получено большое количество совершенно новых сведений о рыбах и среде их обитания. В 1912 и 1913 годах Н. Книпович вновь работал на Каспии и готовил новую, очень широкую и глубоко продуманную экспедицию. В 1914-1915 годах экспедиция начала работу на пароходе "АБО", на котором была установлена траловая лебедка для выполнения в экспедиции траловых работ.

К сожалению, Первая Мировая, а затем гражданская война и вызванный ею развал хозяйства, не позволили Н. Книповичу вернуться к реализации идеи задуманной экспедиции. В 1921 году вышла в свет капитальная монография Н. Книповича по Каспийскому морю, в которой изложены результаты глубокого анализа не только материалов, собранных в экспедиции, но и всего того, что было накоплено по этому бассейну к тому времени. Прекрасно сформулированные выводы монографии не утратили своего значения и. Следует отметить, что этот капитальный труд редко встречается в библиотеках научно-исследовательских институтов, и к нему мало обращаются современные ихтиологи. Много поучительного можно найти в этом капитальном научном труде. В 1908-1911 годах Н. В период до Первой Мировой войны в России уже были накоплены обширные сведения о рыбах, населявших прибрежные моря, природе и основных свойствах этих морей, некоторые материалы о связях воспроизводства и миграций рыб с теми или иными факторами среды. Все это способствовало выработке мер по регулированию промысла.

В 1915 году вышла монография В. В 1923 году вышла в свет работа В. Все эти работы получили всеобщее признание ихтиологов и мореведов всего мира и заложили основы современных методов ихтиологических и рыбохозяйственных исследований. Державина составили основу современных методов оценки и разработки рыбопромысловых прогнозов. Книповича содержит основы промысловой океанологии, хотя в те годы этот термин у нас еще не существовал. В организации исследований биоресурсов морских и пресных вод важную роль играло Императорское российское общество рыбоводства и рыболовства, основанное в 1881 году. В конце прошлого - начале этого века среди европейских и российских исследователей рыболовства созрела идея необходимости кооперирования усилий на международном уровне для решения сложных и грандиозных задач изучения промысловых биоресурсов европейских морей.

Состоявшаяся в 1899 году Международная Стокгольмская конференция, в которой участвовали О. Книпович, четко высказалась в пользу создания постоянного международного органа по изучению сырьевых ресурсов рыболовства. Россия была активным участником создания этого международного органа, вице-президентами которого избирались С. Книпович, а в заседаниях научных сессий активно участвовал О. Первыми шагами Совета была унификация приборов и методов наблюдений, установление так называемых стандартных разрезов. На долю России выпало выполнение стандартных разрезов в восточной Балтике и Баренцевом море, в том числе "Кольский меридиан". Зубов заметил, что программы ИКЕС и последующий анализ собранных материалов способствовали становлению промысловой океанологии, которая совместно с промысловой ихтиологией и составляет основу научно-промыслового обеспечения рыболовства в морских и пресных водах.

Важнейшими этапами исследования стали: Мурманская экспедиция 1898-1908 гг, Каспийские экспедиции 1904-1915 гг, Исследования В. К Суворова на дальнем востоке. Исследования во внутренних водоемах Псковская и Олонецкая экспедиция, исследования на Оби и Барабинских озерах. Первые ихтиологические лаборатории и их роль Астраханская - 1898, Сибирская- 1908, Бажинская -1912. После революции в 1917 году и окончания гражданской войны вместе с развитием морского рыболовства на основе плановой экономики укреплялась материально-техническая база и создавалась сеть стационарных бассейновых научных учреждений комплексного характера, чего в Российской империи не. Изучая историю Древней Руси, нетрудно заметить, что в жизни славян рыболовство занимало не менее важное место, чем земледелие и охота. И это понятно: люди подсознательно стремились рыбой восполнить нехватку в питании животного белка. Могут спросить: зачем нужна была рыба, разве недостаточно было мяса диких животных, добытых на охоте?

Дело в том, что в те далекие времена охота была занятием нелегким, зачастую опасным, требовавшим дальних переходов, иногда и постоянной кочевки. Рыболовство было ближе к оседлой жизни и служило подспорьем хлебопашеству и охоте. Кочевники-скотоводы особой потребности в рыбе как в источнике белка не испытывали, да и образ их жизни не способствовал развитию рыбного промысла. Вот почему в первом тысячелетии нашей эры на юге европейской части нашей страны, с ее разноплеменным кочевым населением, рыболовство развивалось слабо. Правда, случались времена, когда степняки-кочевники вынуждены были заниматься ловлей рыбы. Скорее всего, в результате поражения хан лишился большей части скота и поэтому принужден был перейти на рыбную диету. Небезынтересно вспомнить о греческих колониях на побережье Черного и Азовского морей. Здесь рыболовство было одним из важнейших промыслов. В развалинах Херсонеса, Оливии, Фанагории до сих пор сохранились остатки каменных ванн для засолки рыбы. Это говорит о хозяйственной ценности осетровых даже в античные времена.

По свидетельству арабских путешественников, в VIII--IX веках в низовьях Дона возникли поселения славян, занимавшихся как земледелием, так и рыболовством. Славяне из Центральной Европы расселялись не только в южном направлении; на востоке они дошли до междуречья Волги и Оки, на севере и северо-западе -- до земель, где обитали финно-угорские племена, для которых охота и рыбная ловля были основным занятием. Из летописей и иностранных литературных источников того времени известно, что у древних славян, расселявшихся на восток по Русской равнине, рыба была таким же ходовым объектом торговли, как меха и мед. Самые древние списки летописей упоминают в этой связи лосося, линя, щуку, осетра, угря, окуня, а из орудий лова -- сети, невода, уду, мережи. Чтобы показать, как велика в этом последнем отношении сила привычки, я приведу несколько примеров. В Черномории же, откуда сом идет в Молдавию и Валахию, ни одна часть его не отбрасывается.

Треска, вошедшая до такой степени в число насущных потребностей архангельцев, что, употребляя ее круглый год, они без нее не разгавливаются даже на Светлое Христово Воскресение, не находит себе уже почти сбыта за пределами Вологодской и Олонецкой губерний. И это вовсе не вследствие ее запаха, действительно неприятного для непривыкшего, — на этот счет русский народ не прихотлив, — а по предрассудку, повод к которому подало то обстоятельство, что у трески, перед приготовлением ее, всегда отрубают голову. Делается это собственно потому, что голова, как содержащая мало съедобного, не стоит перевозки; народ же думает, что в голове этой рыбы есть что-нибудь ужасное и отвратительное, если находят нужным отделять ее, чтобы заставить купить остальное.

Но это только предлог, чтобы оправдать, в собственных глазах, ничем разумным необъяснимое отвращение от нового и непривычного; если не этот, так другой подобный предлог не есть всегда нашелся. Так в губернии Архангельской, где привыкли к треске, у которой весь жир — так сказать — сосредоточен в печенке, жирные рыбы осетрового рода не пришлись по вкусу народа, и там говорят, что осетры и стерлядь противны, потому что походят с виду на акул. Но и без этих предрассудочных причин, незнакомое трудно находит себе сбыт: кутум, — весьма хорошая рыба, в необыкновенном изобилии ловящаяся в южной части Каспийского моря, — не идет в Россию, хотя даже тарань, которая во всех отношениях хуже его, легко сбывается. Это влияние привычки на вкус народный распространяется, конечно, не на одних рыб. По неимению излишка в хлебе, в отдаленных частях губернии Архангельской, — в Поморье, на Мезени и на Печоре, — никто не держит свиней, и за то редкий из тамошних жителей станет есть свинину, ветчину или колбасу, если они ему попадутся вне его родины; и это не по религиозному предрассудку, а просто потому, что, как сами они говорят, мясо это им от непривычки противно.

Самый разительный пример такого влияния привычки на народные вкусы представляет то, что на Мезени имеют величайшее отвращение от кур и держат эту птицу, почитаемую поганой, только для яиц. Перечисление пород азовских рыб, имеющих промышленное значение. При этом перечислении я буду делать разные замечания, касающиеся преимущественно тех свойств, которыми породы азовской рыбы отличаются от соответствующих им каспийских. Начну с красной рыбы, которой в Азовском море считается пять пород. Замечания об особенностях осетровых пород Азовского моря. Здесь уместно заметить, что между тем как все прочие породы красной рыбы Азовского моря гораздо жирнее и вкуснее соответствующих им пород Каспийского моря, донская стерлядь настолько хуже волжской, что даже трудно поверить, чтобы одна и та же рыба могла так сильно разнствовать во вкусе, смотря по ее местообитанию. Об этом различии во вкусе стерлядей упоминает уже Паллас, говоря, что самые вкусные ловятся в Енисее и Каме, а худшие в Оби и Иртыше; к последним надо причислить и донских. Это различие во вкусе сибирских стерлядей весьма понятно, потому что под общим именем стерляди, кажется, смешивали там самостоятельные породы.

Гораздо труднее объяснить это различие во вкусе донских стерлядей, которые без сомнения одного вида с волжскими, и, тем более что оно едва ли зависит от свойства воды и пищи, так как другие породы красной рыбы из Дона вкуснее волжских. Не указывает ли это на существование различных разновидностей стерлядей, хотя и трудно подметить наружные признаки, которыми бы эти разновидности между собой отличались? Замечают, правда, что у азовских осетров и белуг вес головы, относительно к весу тела, меньше, чем у каспийских; но это показывает только, что азовская рыба жирнее, так как голова у всех животных почти не участвует в ожирении телано не может иметь применения к стерляди, которая в Дону также жирна, как и в Волге. Это различие во вкусе пород красной рыбы не остается без влияния и в промышленном отношении. Именно, вследствие превосходства азовских осетра и севрюги над каспийскими, их стараются продавать в таком виде, чтобы эти их высшие качества не терялись от приготовления. По своему весу, породы красной рыбы Азовского моря также несколько отличаются от соответствующих им пород Каспийского моря.

Именно: белуги, достигающие в этом последнем иногда до 30 и довольно часто до 40 пудов, в Азовском море едва ли превышают 20 или 25 пудов. При этом заметна та особенность, что двадцати и более пудовые рыбы никогда не имеют икры, тогда как в Каспийском море случалось добывать из этих великанов до 20 пудов одной икры. Тоже замечается в Азовском море и о больших осетрах, — именно: семи, восьми пудовые никогда не имеют икры. Средний вес осетра в обоих морях одинаков, именно около 30 фунтов. Вес азовской севрюги полагают кругом в 20 фунтов, тогда как средний вес каспийской севрюги не превосходит 13 или 14 фунтов. И действительно, в Азовском море усиленное рыболовство началось сравнительно недавно, да и теперь производится далеко не в таких размерах и не с такой энергией, как на Каспийском море.

Между тем как в северной части Каспийского моря значительное рыболовство началось с самого завоевания этого края русскими в XVI столетии, — в Азовском море, до окончательного утверждения за нами устьев Дона в 1769 годуморского лова — можно сказать — почти не. В Черномории начался он не ранее девятидесятых годов прошедшего столетия, с водворением здесь бывших запорожских казаков. Северные же берега моря были еще пустыней в начале нынешнего столетия, так что, например, в местности около Бердянска, тамошний купец Кобозев считается основателем первого сколько-нибудь правильного рыболовства в этом краю. Кроме этих пород красной рыбы, составляющих самостоятельные виды, нередко встречаются и помеси между ними, известные под именем шипов с различными прилагательными: стерляжьих, севрюжьих и т. д. Чаще других встречается так называемый стерляжий шип, представляющий очевидное смешение признаков севрюги и стерляди.

Эти три породы не имеют большого промышленного значения, однако же, солятся и вывозятся вместе с другими дешевыми рыбами, чехонью и таранью. Кроме этих рыб, попадаются в Азовском море и преимущественно в южной части его некоторые породы бычков, камбалы, кефали и других черноморских рыб, но не в таком количестве, чтобы им можно было приписать какую-нибудь промышленную важность. Иногда заходят в Азовское море и такие рыбы, которые в самом Черном море составляют редкость. Так на Камышеватой косе я видел высушенный экземпляр там пойманной меч-рыбы, — Xiphius Gladius L. В реках, впадающих в Азовское море, также есть еще несколько пород, как например уклейка, красноперка, плотва, гольцы Cobitis и т.

д. Более половины поименованных мной рыб принадлежит исключительно к пресноводному семейству сазановидных; к исключительно пресноводному семейству принадлежит и сом. Три породы белой рыбы: окунь, судак и берш принадлежат к семейству окуневых, большинство представителей которого живет, правда, в море, но сами они составляют такие виды, которые проводят или всю свою жизнь в пресной воде, или если и уходят в солонцеватую, но никак не в настоящую морскую воду, то все же возвращаются в реки и разливы их, для метания икры. Хотя и есть, правда, порода осетров Acipenser Sturio L. Географическое распределение рыб Азовского моря. Из замечаний, присоединенных к приведенному списку рыб, видно, что последние не равномерно распределены по всему Азовскому морю, и что есть довольно значительная разница в породах рыб, идущих в Дон и в Кубань. Также точно, если не совершенно отсутствует, то, по крайней мере, чрезвычайно редко попадается в кубанских водах лещ; напротив того рыбец и шемая мало идут в Дон. Впрочем, это различие в распределении здешних рыб касается только менее важных в промышленном отношении пород.

Главные же породы, служащие основанием здешнему рыболовству: сула, тарань и осетровые рыбы, хотя не в одинаковой степени густоты, однако же, встречаются во всем море. К этим трем областям можно бы присоединить и четвертую, южную или керченскую, обнимающую собственно керченский пролив, и притом крымскую его сторону, — где производится обширный лов крупных сельдей; но я уже выше показал причины, по которым не намерен в настоящем отчете заниматься описанием сельдяного промысла. Этих различий, основанных на относительном изобилии пород рыб, составляющих предмет лова в разных частях Азовского моря, было бы конечно недостаточно, чтобы на основании их, разделить описание азовского рыболовства по трем означенным местностям, если бы эти местности не представляли других более резких отличий в отношении господствующих в них систем рыбного хозяйства.

Характер рыбного хозяйства в разных частях Азовского моря. Области кубанская и донская принадлежат, с небольшими исключениями, одноименным им казацким войскам, третья же область, названная нами морской, вполне вольная, хотя — к сожалению — во многих местах не на деле, а только по праву. Уже одна эта принадлежность вод или казацким обществам или вольным ловцам предполагает, по необходимости, большое различие в организации лова. С своей стороны войска Донское и Кубанское пользуются на совершенно различных основаниях, как речными, так и морскими водами, им по праву или на деле принадлежащими. Характеристика орудий лова, употребляемых в азовском рыболовстве. Если от этих двух точек зрения, с которых экспедиция должна рассматривать предмет своих исследований, т. Вообще надо заметить, что орудия, которыми производится рыболовство в Азовском море и в реках в него впадающих, гораздо однообразнее, чем в прочих водах, омывающих берега европейской России.

Поэтому тут нет тех хитро-придуманных ловушек, примеры которых в довольно большом количестве представлены нами из Белого моря, и которые надеемся представить из Черного. Характеристической чертой азовского рыболовства надо поставить еще то, что ни в одной из рек, впадающих в него, не употребляют теперь, да — сколько известно и прежде — не употребляли, никаких забоек, заборов, заколов и т. д. Главное орудие здешнего рыболовства, которое преобладает над всеми остальными, гораздо в большей степени, чем даже в Каспийском море, где оно тоже играет едва ли не первую роль, — есть невод.

Затем следует крючковая самоловная снасть. Три принятые нами области азовского рыболовства характеризуются следующим образом по употребляемым на них орудиям лова. В кубанской области невод есть самая употребительная снасть, как в реках и в лиманах, так и в море; крючковая снасть выставляется не в большом количестве, и то не иначе, как в известном расстоянии от берега; в реках крючья запрещены. Ставные сети здесь почти неизвестны. В донской области невод есть также преобладающая снасть; крючья совершенно запрещены, как в реке, так и в море, за исключением прибрежья миусского округа, где они дозволены. Весной употребляют в Дону плавные сети, зимой же вентеря и сижи в реке, а в море ставные сети. Вентеря здешние тем замечательны, что становятся в два и в три этажа один над другим, крылья над крыльями и бочка над бочкой. Это бы конечно перегородило ход всей рыбе, если бы по средине Дона не оставлялся совершенно свободный от всяких снастей фарватер в 30 сажень ширины.

В морской области употребительны только три орудия лова: летом крючковая снасть, здесь преобладающая даже над неводами для лова красной рыбы, и невод для лова белой рыбы; зимой же там, где замерзает море, — ставная сеть. Разделение азовского бассейна на три рыболовные области. Охарактеризовав таким образом три области, на которые мы предполагаем разделить Азовское море, при рассмотрении его рыболовства, мы должны означить границы. К югу от косы Долгой до самого Керченского пролива шла бы область кубанская, а к западу от косы Белосарайской до Енического пролива и потом к югу от него до Керченского же пролива — область морская. Это заставляет нас несколько изменить эти границы. Именно: кубанскую область распространим мы до границ владений Кубанского войска, т. Подобно этому, и задонскую область, причем, ту часть моря, которая находится в исключительном пользовании Донского войска, и потому ограничим ее двумя следующими участками, не находящимися между собой в непосредственной связи.

Первый заключает в себе часть Донского залива от урочища Семибалок, с юго-восточной стороны, до границы таганрогского градоначальства, с северо-западной. К этому участку принадлежат гирло донское и все течение этой реки, находящееся во владении Донского войска. Второй участок заключает в себе берега миусского округа, от миусского гирла соединяющего Миусский лиман с морем, до впадения Калмиуса. Затем все остальное протяжение берегов Азовского моря относится к нашей третьей морской области, которая составляется из 4, весьма неравной величины, участков, а именно: 1 из главного участка от Керченского пролива до западной границы миусского округа земли Донского войска; 2 из таганрогского участка от восточной границы миусского округа до восточной же границы таганрогского градоначальства; 3 из ростовского участка от урочища Семибалок до устьев реки Еи, называемый мной так потому, что он весь принадлежит к ростовскому уезду, и 4 из ейского участка, состоящего из упомянутого выше двадцати девяти верстного протяжения берега вдоль Ейского лимана и Азовского моря.

Только в последнем, техническом, отношении я ограничусь лишь необходимо нужным для связи и ясности изложения, так как техническое описание рыболовства должно составить, по общему плану, предмет отдельного труда. Двоякий характер, представляемый берегами Черноморья, относительно рыболовства. Берега Черноморья, или теперешней земли Кубанского войска, в рыболовном отношении разделяются на две, весьма резко отличающиеся одна от другой, части. Одна из них, простирающаяся от Курчанской до Ясенской косы включительно, соответствует, за исключением небольшого промежутка от поселка Ахтаров до начала Ясенской косы, где берег, образующий так называемый железный обрыв, возвышендельте реки Кубани и устьям реки Бейсуга и Челбаса. Морской берег вдоль всего этого пространства образует, можно сказать, одну песчаную косу, прерываемую только не широкими промежутками — гирлами, которыми кубанская вода вливается в море. Только в одном месте, между Ачуевской косой и берегом Ахтарского лимана, этот перерыв, образуемый Ахтарским гирлом, составляет несколько верст в ширину.

С наружной стороны этой косы, — известной в разных местах под разными названиями: Курчанской, Кучугурской, Сладковской, Ачуевской, но которой можно бы было присвоить общее название Кубанской косы, — простирается едва ли не самая рыбная часть Азовского моря, с которой может соперничать разве только, наиболее вдавшаяся в материк, часть Донского залива, потому что рыба приближается к этим берегам, стремясь на пресную воду, втекающую в море бесчисленными гирлами. С внутренней стороны простирается бесконечная сеть лиманов, по которым рыба расходится, чтобы метать икру. Другая часть берегов Черноморья, — именно простирающаяся вдоль Таманского полуострова и лежащая между Ясенской косой и северной оконечностью казацких владений, — не представляет ни тех удобств для лова, ни той привлекательности для рыб, какие имеются в первой, так как берега здесь по большей части возвышены, обрывисты и лишены притока пресной воды.

Только косы Долгая и Камышеватая на севере и Чушка и Тузла на юге составляют исключения, но из них лишь две первые важны в рыболовном отношении, ибо находятся на пути рыбы, идущей на пресную воду, как в Донской залив, так и в кубанскую дельту, но и на этих косах характер местности, в рыболовном отношении, ничем не отличается от прочих частей Азовского моря. Поэтому особенного внимания заслуживает только первая, соответствующая кубанской дельте, часть Черноморья. Краткое описание кубанской дельты. Из всех рукавов Кубани только эта Протока впадает непосредственно в море, не расширяясь — ни перед устьем, ни на пути своем — в лиманы, но везде сохраняя значительную быстроту. Шестьдесят верст ниже отделения Протоки, Кубань дает другой значительный рукав — Переволоку, которая расширяется в обширный Ахтанизовский лиман; из Ахтанизовского лимана вытекает короткое, но чрезвычайно быстрое русло, известное под именем Темрюцкого гирла, потому что на нем стоит город Темрюк; оно также расширяется в обширный лиман Курчанский, который уже вливается в Азовское море устьем, имеющим до 130 сажень в ширину — так называемым Курчанским гирлом, составляющим второе, по значительности своей, устье Кубани.

Третьим устьем будет Бугазское, которым вливается Кубанский лиман в Черное море. Оно наименее значительно из трех. Угол, заключенный между Протокой — с одной стороны — и Кубанью, Переволокой, Ахтанизовским лиманом, Темрюцким гирлом и Курчанским лиманом с одноименным ему гирлом — с другой, наполнен так называемыми плавнями, т. Эти плавни пересекаются бесчисленным множеством речек — по-здешнему ериков, которые, то расширяются в озера — лиманы, то опять суживаются. Из значительнейших ериков, только один Курка отделяется собственно из Кубани; истоком для всех же прочих служит Протока. Ими-то питаются лиманы, получая приток пресной воды. Но кроме этой связи чрез ерики, лиманы имеют еще непосредственную связь между собой посредством проливов и соединяются с морем множеством гирл, представляющих перерывы в косе, ограничивающей их от моря.

Количество воды, доставляемой ериками лиманам, недостаточно, чтобы произвести в них сильное течение в море; поэтому не только почти все эти гирла узки и мелки, так что большая часть из них переходима вброд, но при морских ветрах течение в них обращается, и вода в лиманах становится солонцеватой и даже соленой. Это обращение течения случается даже в Курчанском гирле, которое, как мы видели, служит устьем одному из главных кубанских рукавов. Вообще можно сказать, что в соединенных непосредственно с морем лиманах вода всегда более или менее солонцеватая, а чем отдаленнее их связь с морем, тем вода в них преснее. Этим углом между Протокой и Кубанью не ограничивается еще впрочем кубанская дельта, т. Эта запроточная часть кубанской дельты ограничивается с востока Ангелинским ериком — самостоятельным рукавом Кубани, отделяющимся от нее верстах.

Этот ерик впадает теперь в Протоку у Новонижестеблиевской станции и заключает, в образуемом таким образом острове, некогда огромный и важный в рыболовном отношении, а ныне почти высохший, Чебургольский лиман. С этой стороны кубанская дельта увеличивается еще двумя реками — Понурой и Кирпилями, которые впадают, первая в Ангелинский ерик, а вторая в восточнейший из ахтарских лиманов, называемый поэтому Кирпильским. Этими реками, образующими перед впадением своим также расширения, — плавни и лиманы, повторяются в малом виде явления, представляемые Кубанью в больших размерах. Кубанская дельта в этом объеме, — не включая в нее Таманского полуострова, который в более обширном смысле также может быть к ней причислен, составляет почти правильный прямоугольный треугольник, вершина которого, составляющая прямой угол, лежит при отделении Ангелинского ерика от Кубани, другой угол — прямо на север от него у Ахтарского гирла входа в Ахтарский лиман, близь оконечности Ачуевской косыа третий — прямо на запад у Курчанского, или — еще лучше — у теперь засыпанного Пересыпного гирла, которым в еще недавние времена Ахтанизовский лиман непосредственно соединялся с морем, близь почтовой станции Пересыпи.

Верхняя часть дельты, т. Шестую группу, соответствующую черноморскому устью Кубани, составляет лиман Кубанский с его отростками Цокурским и Кизилташским. Каждая из этих групп, за исключением третьей, почти не получающей притока пресной воды, составляет поприще отдельного лова. Из них первые три питаются пресной водой из Протоки, Гаврюшинская из Протоки, а также из Кубани посредством ерика Курки, Темрюцкая из Переволоки, Кубанская же составляет расширение самой Кубани. Выгодности естественных условий кубанской дельты для размножения рыбы. Все, что в самом тщательно устроенном заведении для искусственного оплодотворения и размножения рыб, можно бы в этом отношении придумать, соединено здесь самой природой в таких размерах, о которых промышленность человеческая не может и мечтать. Но остановимся хотя на сорока миллионах. Чтобы поймать такое количество взрослой уже рыбы, без малейшего уменьшения рыбного запаса, надо, может быть, чтобы ее во 100 раз более ежегодно нарождалось.

Притом не забудем, что тарань составляет по весу едва половину всей вылавливаемой в Черномории рыбы, что — сверх вылавливаемой — много остается не выловленной взрослой рыбы и много подросту. Значительную часть этой огромной массы питательных веществ, именно ту, которая идет для молодой рыбы, доставляют лиманы, где в мелкой, прогретой, пресной или солонцеватой воде ежегодно образуется вновь огромное количество растительного и животного веществ в виде простейших мельчайших водорослей, инфузорий, низших ракообразных животных, личинок насекомых между прочим мириадов комароввсе — таких форм, которые приспособлены к пище рыбьих мальков.

И это только одна из многих выгод, доставляемых естественному рыбоводству обширными поверхностями, залитыми неглубоким слоем стоячей или слабо текучей воды. Камыш и другие водяные травы, которыми они местами зарастают, доставляют удобные места для метания икры, так как вымеченная и оплодотворенная икра, прилипая к листьям и стеблям, не засоряется песком или илом, как это было бы, если бы она лежала на дне, и — главное — не скучивается, а, оставаясь разделенной, обмывается со всех сторон водой, насыщенной растворенным в ней воздухом. Выведшиеся в таких местностях мальки имеют также все, что им нужно для успешного развития: обильную пищу, теплоту и затишье.

Вот вкратце те удобства, которые как кубанские лиманы, так и волжские ильмени, доставляют для размножения рыб. Не останавливаясь долее на этих общих им достоинствах, постараемся выказать те черты, которыми в рыбоводном отношении кубанская дельта отличается от волжской, как к своей выгоде, так и к невыгоде. Преимущество кубанской дельты перед волжской. Большая часть волжских ильменей лежит на островах, образовавшихся между рукавами Волги, и занимает более низменную середину их, тогда как более возвышенные края образуют как бы плотины, отделяющие внутренний ильмень от реки.

В одном или нескольких местах эта плотина бывает прервана, и тут ильмень соединяется каналами с водой реки. Но эти каналы не довольно глубоко прорезаны, чтобы всегда служить достаточным соединением между водами реки и ильменя. Хотя это свойство волжских ильменей и составляет большой недостаток их, много вредящий размножению рыбы, но этот недостаток может быть легко устранен человеком. Если бы со временем недостаток в так называемой на Волге частиковой рыбе сделался ощутительным, то его легко было бы предотвратить, — стоило бы только углубить соединительные каналы ильменей. Через известное число лет весеннее наводнение Волги достигает более чем обыкновенной высоты; тогда вода в переполненных ильменях долго держится, так что молодая рыба успевает выйти осенью из. Кубанские лиманы наполняются в огромном большинстве случаев не из боковых соединительных каналов, а составляют расширения самих протоков, на которые дробится Кубань. Говоря о значении, которое имело прорытие соединительных каналов между многочисленными озерами Соловецкого острова, сделанное еще во времена Иоанна Грозного, по распоряжению настоятеля монастыря, впоследствии митрополита московского, св.

Филиппа, я уже имел случай показать, какое влияние должно иметь такое соединение огромного числа водоемов на сохранение рыбы и на удобство размножения ее VI т. К чести черноморских казаков надо сказать, что они очень хорошо поняли эту выгоду и даже увеличили ее весьма благоразумными распоряжениями. В Сладковских лиманах, да и во всех других, принимающих в себя ерикигде изо всего Черноморья производится самый богатейший лов белой рыбы, углы по здешнему куты по обе стороны впадения питающего их Горького ерика составляют заповедные пространства, в которых лов совершенно запрещен, именно — с целью дать там рыбе возможность метать икру, а малькам возрастать в совершенных тишине и спокойствии.

В Ахтарских лиманах, — второй после сладковских, группе по значительности лова белой рыбы, — такого распоряжения, правда, не существует, но здесь сама природа сделала его излишним. По всему левому берегу главного из этих лиманов, собственно так называемого Ахтарского, не существует заводов по причине неудобства местности, и так как он до 30 верст шириной, то у всего левого берега неводов не тянут и эта сторона лимана может служить для совершенно беспрепятственного размножения рыбы. Невыгодная сторона кубанской дельты: ее высыхание сверху без соответственного приращения снизу. Всякая дельта есть ничто иное, как морской залив постепенно выполняемый наносами реки. Если бы я не боялся уклониться слишком далеко от цели, которая имеется при составлении настоящего отчета, то я бы представил множество примеров в подтверждение сказанного, из истории образования теперешнего главного рукава Кубани — Протоки. Засоренные лиманы образуют так называемые плавни. При возвышении уровня воды, они заливаются, но чрез это на них опять осаждаются землистые частички, и почва их мало помалу возвышается, а прорезывающие их ерики служат водосточными каналами.

Этот процесс постепенного обсыхания начинается, конечно, с верхних частей дельты и постепенно подвигается все далее и далее, вниз по течению. Но в волжской и во многих других дельтах, наполненных заливами, губами, озеровидными расширениями и бесчисленными рукавами и ериками, протекающими по плавням, — пространство, составляющее нечто среднее и переходное между водой и сушей, чрез это нисколько не уменьшается. По мере того как дельта — так сказать — усыхает в верхних частях и обращается в степь, она оконечностью своей все далее и далее подвигается в море, так что это среднее между сушей и водой образование, преимущественно выгодное для размножения рыбы, только медленно, но постоянно, передвигается сверху.

Но этого-то последнего обстоятельства в кубанской дельте и не замечается. Процесс этот ведет к следующим двум совершенно различным и — даже можно сказать — противоположным, но в рыболовном отношении во всяком случае, хотя и в различной степени, невыгодным результатам: 1 Или, какая-нибудь группа лиманов теряет приток пресной воды, потому что рукава, питавшие их, изменили направление своего течения или же высохли; в таком случае группа хотя и перестает засоряться, но зато вода в ней солонеет ибо убыль воды в ней пополняется притоком из моряа, следовательно, и теряет ту силу, которая привлекла в нее рыбу. Такая участь постигла, например, лиманы Гнилые и так называемые Горькие. Так случилось, например, с лиманом Чебургольским, занимавшим некогда большую часть острова между Протокой и Ангелинским ериком, а теперь уменьшившимся до незначительных размеров: многие же лиманы, лежащие на пути Протоки, уже совершенно затянуло, описание рыболовства в черном и азовском морях 1871.

Это засорение лиманов однако же менее вредно, чем их осоление, ибо вода, питавшая засорившиеся лиманы, должна же отыскать себе какой-нибудь путь и из ряда лиманов образует правильный рукав, который хотя и не доставляет прежнего приволья для белой рыбы, но зато привлекает себе красную, идущую на быструю воду. К тому же и самые засорившиеся лиманы обращаются в плавни, которые доставляют столь необходимый в здешнем краю камыш, тогда как соленые лиманы только занимают место и портят воздух. Весь процесс засорения и постепенного обсыхания кубанской дельты ведет именно к тому, чтобы вместо теперешней сети лиманов и ериков образовать правильные рукава, подобные Протоке. Но в Кубани, воды недостаточны для того, чтобы число этих протоков могло быть значительно, так что ежели бы все ерики между Протокой и Переволокой соединить в одно, то едва ли бы вышел из всех их рукав, равняющийся, по количеству протекающей воды, одному из этих двух главных рукавов Кубани, и усилившийся ход более ценной рыбы далеко не вознаградил бы уменьшения в белой, так как последняя лишилась бы тех местных удобств, которые теперь благоприятствуют ее размножению.

Поэтому самое выгодное, в рыболовном отношении, распределение кубанских вод состояло бы в разветвлении Кубани на многие рукава, которые бы доставляли умеренный приток воды многочисленным группам лиманов, причем лиманы засорялись бы очень медленно, сохраняя, однако же, свой пресноводный характер, — положение, в котором находятся ныне едва ли не одни лиманы Сладковские. Если бы процесс этот был предоставлен самому себе, то он хотя бы и совершался в том же невыгодном для рыболовства направлении, с неотвратимостью, свойственной законам природы, однако совершался бы медленно, так что вред, им производимый, едва ли ощутительно обозначился в течение одного поколения рыбаков; при такой постепенности, часть занимающихся рыболовством могла бы, без ощутительной для себя потери, мало помалу обращаться к другим занятиям, по мере уменьшения выгод от рыболовства.

Но, к сожалению, многое в Черномории, вместо того, чтобы насколько возможно противодействовать развитию этого невыгодного для его благосостояния процесса природы, напротив еще содействует. Черноморские казаки в их гражданском и военном быту. Екатеринодар, 1908. Заселение Черномории с 1792 по 1825 гг. Екатеринодар, 1880; Туренко A. Екатеринодар, 1900. Формально первая книга о Кубани - это работа К. Крейса, участвовавшего в азовских походах Петра 1. Что же касается системного изучения истории переселившегося на Кубань запорожского казачества и последующих волн колонистов, то, нужно признать, что оно было впервые осуществлено в книге И.

В контексте предпринятого нами исследования, описание рыболовства в черном и азовском морях 1871, следует отметить, что рыболовству, как самому любимому занятию черноморских казаков, И. Попко уделял в своем повествовании большое внимание. При этом его работа интересна как фактическим материалом, так и общими подходами к проблеме. Он, как представитель богатого казачества недворянского происхождения, был против непрекращающегося роста крупной привилегированной собственности старшин, которая стесняла развитие хозяйства обыкновенного, лишенного привилегий, казачества и в землепользовании, и в пользовании рыбными угодьями. Попко содержит массу интересных фактов. Вне всякого сомнения, труд И. Попко имеет большое историографическое значение. В числе прочих тем они рассматривали и тему рыболовства. Однако наряду с этим с опережающими темпами стали появляться работы, специально обращавшиеся к проблемам рыболовства на Кубани, что было вполне естественно, учитывая экономическое значение отрасли.

В данном ряду следует особо выделить принципиально важную для нашего исследования работу Н. В данной связи заметим, что если в очерках И. Попко еще не звучала тревога за состояние рыбных запасов Азова, то в работе Н. Данилевского, вышедшей в свет в 1871 году. Кубанский летописец. Послесловие к реприниному изданию И. Описание рыболовства на Черном и Азовском морях. Фелициным совместно с Ф. С 1892 года начальником Кубанской области и наказным атаманом Кубанского казачьего войска становиться Яков Дмитриевич Малома. Кубанское казачье войско 1696 - 1888. В 1900 году такую экспедицию удалось организовать. Ее возглавил крупный специалист в области российского рыболовства Н. Он показал причины упадка промысла в войсковых водах, наметил пути его возрождения, развил ряд общих положений, касающихся возможности искусственного разведения рыбы на выкройка для рыболовного чехла на кресло своими руками государственного финансирования. Учитывая прикладную направленность труда Н.

Бородина, он заканчивался заключением, состоявшим из одиннадцати пунктов, включающих в себя меры по поднятию кубанского рыбного промысла. Накопление большого материала по истории региона, ставшее, прежде всего, следствием деятельности ОЛИКО, позволило выйти на стадию качественно нового обобщения. Эта задача была решена Ф. На базе кратких исторических сведений о Кубанском казачьем войске он создал двухтомный труд, до настоящего времени не превзойденный по степени полноты, богатству событий, всестороннего показа истории Кубани, казачества. Федор Андреевич Щербина в своем труде впервые дал развернутую характеристику процесса освоения рыбных промыслов Азовского бассейна с древнейших времен до конца XIX века, заострив особое внимание на хозяйственной деятельности Черноморского казачьего войска на рыбных промыслах, что естественно, потому что писал он историю Кубанского казачьего войска. Сопоставляя организацию рыболовства уральских казаков на Каспийском море во второй половине XIX - начале XX веков, исследованную.

Щербиной, приходишь к выводу о том, что и на Азове в пореформенный период происходили те же процессы. В данной связи известный интерес для настоящего исследования имели также работы специалистов рыбодобывающей отрасли общего характера, выполненные на общероссийском и местном материале. Оценивая литературу данного периода, следует признать, что отечественные историки советской эпохи находились под значительным влиянием идеологических установок советского режима и коммунистической партии, что накладывало свой отпечаток на их работу. Вместе с тем, на новом этапе внимание исследователей было привлечено в основном к текущим проблемам рыбодобычи. Однако сразу следует оговориться, что еще больше, чем в предреволюционный период, это были в основном работы экономистов, ученых-ихтиологов, ответственных работников, сопровождавших свои труды лишь краткими экскурсами в историю рыбных промыслов. Так, в исследовании состояния рыбного хозяйства дореволюционной России и его положения в период гражданской войны. Доклад в Собрании Императорского Вольного экономического общества 14 декабря 1891 г. Материалы для истории рыболовства в России и в принадлежащих ей морях.

Исследование состояния рыболовства в России. Рыболовство и законодательство. Очерк русского рыболовства: промысел различных водяных животных. Краткая история и обзор действующих правил рыболовства в России. Исследователи стремились осмыслить реальные плоды рыбопромысловой деятельности. В частности, в периодической печати в этот период появляется довольно большое число публикаций. Такая прагматическая направленность работ свидетельствует в первую очередь о включении рыболовства в этот период в структуру и императивы планового хозяйства. Нужно заметить, что лишь в ряде статей имеются единичные обращения к опыту прошлого или упоминания о нем, они, безусловно, фрагментарные и носят все тот же прагматический характер. В целом, нужно признать, что изучению истории рыбных промыслов, особенностям их развития в прошлом уделялось слабое внимание. Чисто исторические исследования по интересующей нас проблеме в тот период практически отсутствовали.

Эта литература раскрывает реалии весьма интересного периода сосуществования. Наша рыбопромышленность и ее нужды. Рыбное хозяйство Дальнего Востока. Рыбная промышленность в 1924-1925 гг. Характерно, что в работах 1920-х гг. Такой взгляд и не удивителен, если вспомнить, что такие исследователи рыбной промышленности 1920-х гг. С 1930-х и вплоть до 1950-х гг. Соответственно и исследования истории рыболовства неизбежно развивалось в русле общей концепции историко-партийной науки. Решения директивных партийных органов лишь комментировались и однозначно оценивались как новый этап, развивающий представления классиков научного социализма, а практическая деятельность местных и первичных партийных организаций представлялась как последовательное осуществление партийной политики и преодоление объективных противоречий и субъективизма отдельных руководителей. Следствием этого явился схематизм в изложении, отсутствие критического анализа.

Ситуация в исторической науке изменилась лишь с середины 1950-х годов, под влиянием процессов десталинизации советского общества. В частности, с этого времени исследователи вновь обратились к глубокому изучению проблем истории дореволюционного казачества. При этом они стали разрабатывать социально-экономическую проблематику. Рыбацкая кооперация, ее история и современные нужды. Во второй половине 1950-х - в 1980-е гг. На региональном уровне наиболее активно проявили себя дальневосточные и поволжские исследователи. Вместе с тем, следует признать, что проблемы рыболовства на Кубани получили довольно фрагментарное освещение и в последующем, что особенно хорошо заметно в работах как специального, так и обобщающего плана. Черноморское казачество. Очерки экономического развития степного Предкавказья в дореформенный период. Начало социалистического преобразования рыбного хозяйства. Кооперирование рыболовецких колхозов в 1921-1926 гг. Каспийско-Волжские рыбные промыслы в конце XIX - нач. Современное состояние и перспективы развития рыбной промышленности на Камчатке Дисс.

Деятельность Коммунистической партии по созданию и укреплению рыболовецких колхозов в годы первых пятилеток 1928-1937 гг. На материалах Дальнего Востока. Партийное руководство моторно-рыболовными станциями в годы второй пятилетки по материалам Дальнего Востока. УШ Дальневосточная конференция по проблемам ист. Владивосток, 1973; Колесник Ю. Развитие рыбной промышленности Камчатки в годы семилетки 1959-1965. Развитие рыбной промышленности Приморья за годы Советской власти. Очерки истории рыбной промышленности Советского Дальнего Востока 1946-1965 гг. Владивосток, 1968; Мандрик А. Рыбная промышленность советского Дальнего Востока в 1959-1965 гг. Очерки истории Дисс.

Область войса Донского и Приазовье в дореформенный период. Северокавказское село в революции 1995-1907 гг. Азов и Приазовье в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. Некоторое значение для осмысления исследуемой научной проблемы имеют также труды местных краеведов, посвященных истории населенных пунктов, географически расположенных в местах традиционных рыболовных угодий, и по этой причине уделяющих внимание развитию в них рыболовства. Применительно к исследуемому региону нехватку собственно исторической литературы компенсировали также публикации общего плана об Азовском море, содержащие фрагментарные сведения исторического характера. Определенное значение для изучения состояния азовских рыбных промыслов на Кубани имеет популярная справочная литература. Киев, 1987; Даен JI. Киев, 1984; Стриженок Г. Изд-во, 1990; Жданов Ю. Проблемы и решения. Это поможет более детальному анализу и разработке путей выхода из создавшегося экологического кризиса.

Вторая половина XIX. Погоня за прибылью нередко приводила к истощению природных богатств, полной их выработке. Похожая ситуация наблюдалась и на азовских рыбных промыслах, где в результате хозяйствования ряда откупщиков остро встала проблема сохранения и пополнения рыбных богатств, привлекшая внимание исследователей. Она интересна как специальным обращением к теме, так и описанием качественно новой ситуации, сложившейся в азовской рыбной отрасли в пореформенный период. Кубань, главным рукавом Кубани он признавал р. С похвалой он отзывался о действиях казаков по запрету лова рыбы не только в гирлах, но и прилегающих морских заливах. С негодованием Данилевский, писал о самовольном и безрассудном распоряжении протоками и ериками, которые то забиваются, то раскапываются, смотря по надобности или прихоти откупщиков и отдельных станичных обществ.

Указывая на неопределенность закона в отношении установления пространства моря от берега вглубь, на которое кубанцы имеют исключительное право, Данилевский совершенно определенно высказывался за необходимость выделения морского участка для кубанцев, как это установлено для уральцев и терцев. Это мотивировалось, во-первых, тем, что никто, кроме черноморцев, рыболовством у береговых их владений не пользуется, во-вторых, тем, что в статьях 431 и 432 Устава о благоустройстве казачьих селений, очевидно, имелось в виду оградить право черноморцев от всяких посторонних обловов, и, в-третьих, тем, что некоторые черноморские постановления о морском лове, весьма полезные в рыболовном отношении, как, например, запрещение выставлять крючковую снасть ближе 7 верст от берега и совершенное запрещение этой снасти между оконечностями кос Комышеватой и Ачуевской, охраняющими вход рыбы в гирла Ясенское и Ахтарское, оказались бы не имеющими законного основания, если бы море на известное расстояние от берега не было признано находящимся в исключительной собственности Кубанского казачьего войска [4].

Во-первых, вместо одноверстного запрета по обе стороны главных гирл следовало установить запрет на две с половиной версты и удлинить вглубь на 25 верст [5]. Малома, который был с 1892 г. Ее возглавил крупный специалист в области российского рыболовства Н. Он показал причины упадка промысла в войсковых водах, наметил пути его возрождения, развил ряд общих положений, касающихся возможности искусственного разведения рыбы на основе государственного финансирования. Если в этот периоды ловля и выходит на охоту, то лишь на место, где можно поживиться мелкой рыбешкой.

Этим же обоснована и длина поводка. Какие по тесту окружности в комплекте и какой у них семейный диаметр?. Log in No account? На крупную щуку или окуня при целенаправленной ловле с силиконовой юбки в Америке часто называют на нижнюю часть бактейл — типа манящего стриммера из натурального меха или одеял страуса марабу. Деймон Линделоф на это ответствовал, что смерть неизбежна в проекте с таким количеством персонажей, что именно эта кончина была необходима, чтобы подготовить зрителей к финалу шоу. Улучшенный стандарт имеет более длинный телевизор, два кресла и тот же набор полотенец, что и в обычном аквариуме. Тех, кто впервые приезжает рыбачить на Ангару, поражает красота и величие этой сибирской реки. Клетневание — великолепный вид такелажной работы, заключающийся в отдельном — на тренцованный и насмоленный трос собираются клетневину по спуску троса так, чтобы таковой ее шлаг перекрывал следующий. Если под рукой нет ни бутылки, ни губки — используйте одноразовые стаканчики.

Фильтры Аксессуары для газов. Where is good fishing near Varna? Поэтому отправляясь на почву, посмотрите не только на фарш, но и за окно. Анненков считал, что подлинный Пушкин начался именно с Крыма, с "Бахчисарайского фонтана".