127 килограмм крупной рыбы на донку за несколько часов рыбалки

Браконьеры Задержанные браконьеры рассказали секрет своего успеха для хорошего клёва. Рыбинспекторов повергло в шок отсутствие запрещенных снастей...

Подробнее...

От диктатуры к демократии, концептуальные основы освобождения — эссе об общей проблеме того, как уничтожить диктатуру и не допустить создания на её месте ещё одной. Оно написано Джином Шарпом, профессором политологии в Массачусетском университете в году.

Джин Шарп От диктатуры к демократии. Концептуальные основы освобождения

Концептуальные основы освобождения. Джин Шарп (Gene Sharp) — американский общественный деятель, широко известный во всём мире своими работами по методам ненасильственной борьбы с диктаторскими режимами.

В комплекте 3 разноцветных хлыстика различной жесткости. Кузнечики, майский жук, бабочки и ночные мотыли привычная пища голавлика в моменты их массового наличия у водоёма. Хороший результат дает вареный картофель. Пружинная кормушка, изготовление своими руками. Донецкая, 30 стр. Категории : Ненасильственное сопротивление Книги 1993 года. Скрытая категория: Википедия:Запросы на перевод с английского. Пространства имён Статья Обсуждение. Устранив одних лиц и одни клики с правящих позиций, мы, скорее всего, просто дадим возможность другой группе занять их место. Такая группа может оказаться более терпимой и открытой для возможно — ограниченных демократических реформ.

Однако с тем же успехом может случиться и совсем иное. Укрепив свое положение, новая клика, на которую возлагали такие надежды, может оказаться более беспощадной и честолюбивой, чем прежняя и соответственно может делать, что ей вздумается, не заботясь о демократии и правах человека. Так проблемы диктатуры не решишь. Однако на самом деле это был строго контролируемый плебисцит, обеспечивающий одобрение кандидатов, уже отобранных властями. Под давлением диктатор иногда может согласиться на новые выборы, но, манипулируя ими, он просто усадит в правительственные кабинеты гражданских марионеток.

Диктаторы не разрешат выборов, которые могут сбросить их с трона. Те, кто страдает от диктатуры или хоть как-то затаился, чтобы избежать немедленной расправы, обычно не верят, что можно освободиться самостоятельно. Они считают, что народ спасет только кто-то другой, то есть делают ставку на внешние силы. По их мнению, лишь международная помощь окажется достаточно мощной, чтобы свергнуть диктатора. Действительно, угнетенные не способны эффективно действовать, но верно это лишь для определенного периода времени. Как мы уже отмечали, угнетенный народ часто не хочет, а временно — и не может бороться, поскольку не верит, что способен противостоять безжалостной диктатуре и не знает путей к спасению. Поэтому многие и возлагают надежду на. Она может оказаться совершенно напрасной. Обычно спаситель не является, а если другое государство и осуществит вмешательство, ему далеко не следует доверять. Уместно подчеркнуть несколько неприятных явлений, связанных со ставкой на иностранное вмешательство: Как правило, диктатура существует благодаря распределению власти в стране.

Население и общество слишком слабы, чтобы серьезно ей помешать, богатство и власть сосредоточены в руках очень немногих людей. Хотя своими действиями другие страны могут ослабить диктатуру, существование ее в основном зависит от внутренних факторов. Однако давление международного сообщества может оказаться полезным, когда оно поддерживает мощное сопротивление внутри страны. В таком случае, например, международный бойкот, эмбарго, разрыв дипломатических отношений, исключение из международных организаций, осуждение со стороны ООН и т. д. И все же, если нет мощного внутреннего сопротивления, такие действия едва ли будут предприняты. Лицом к лицу с жестокой правдой. Вывод сделать нелегко. Чтобы свергнуть диктатуру с минимальными жертвами, нужно выполнить четыре первоочередные задачи: Борясь за освобождение, надо полагаться на самих себя и на внутреннее укрепление сопротивляющихся. A History of Ireland Under the Union, 1880—1922. London: Methuen, 1952. Однако для этого необходимо выполнить как минимум четыре указанных требования.

Как видно из сказанного, освобождение от диктатуры в конечном счете зависит от собственных усилий народа. Примеры успешного политического неповиновения, то есть ненасильственной борьбы за политические цели, приведенные выше, показывают, что такая возможность существует, но этот путь до сих пор не разработан. Мы рассмотрим его подробнее в следующих главах, а сначала поговорим о таком средстве расшатывания диктатуры, как переговоры. Глава вторая Опасности переговоров. Перед лицом острых проблем, описанных в главе 1, некоторые впадут в пассивное повиновение. На первый взгляд, если нет реальных альтернатив, такой вариант выглядит привлекательно. Серьезная борьба против жестокой диктатуры чревата неприятностями.

Зачем становиться на этот путь? Почему нельзя просто вести себя разумно и искать пути к переговорам, которые помогли бы постепенно покончить с тиранией? Разве не могут демократы призвать к человечности диктаторов и убедить их в том, чтобы они мало по малу сократили свою абсолютную власть и в конце концов предоставили возможность установить демократическое правительство? Иногда говорят, что правда — не на одной стороне. Может быть, демократы недопонимают диктаторов, которые действовали из лучших побуждений в сложной обстановке? Может быть, в трудной ситуации диктаторы с радостью уйдут сами, если поощрить и уговорить их?

Разве это не лучше трудной борьбы, даже ненасильственной? Достоинства и недостатки переговоров. При разрешении определенных проблем и конфликтов переговоры очень полезны. Если они к месту, их нельзя игнорировать или отвергать. Хороший пример уместного использования переговоров — забастовка за повышение заработной платы; достигнутое соглашение может привести к тому, что зарплату повысят на сумму, находящуюся между величинами, предложенными каждой из договаривающихся сторон. Однако трудовые конфликты с участием официальных профсоюзов резко отличаются от конфликтов, в которых спор идет между жестокой диктатурой и политической свободой. Это не значит, что к переговорам вообще не надо прибегать. Просто сами они, без мощной демократической оппозиции, не могут устранить сильную диктатуру.

Естественно, далеко не всегда переговоры вообще возможны. Надежно обосновавшиеся диктаторы скорее всего откажутся вести их со своими демократическими оппонентами. Мало того — после начала переговоров оппоненты могут исчезнуть без следа. Переговоры о капитуляции? Если вооруженные столкновения с жестоким режимом продолжаются годами и ничего не приносят, люди любой политической ориентации естественно захотят мира. Поборники свободы особенно ратуют за переговоры, когда диктаторы имеют явное военное превосходство, а жертвы и разрушения становятся непереносимыми. Он может когда угодно остановить борьбу против собственного народа. Он волен без всякой торговли восстановить уважение к достоинству и правам человека, освободить политических заключенных, прекратить пытки, остановить карательные операции, отказаться от власти и даже попросить у народа прощения.

Призыв к переговорам привлекает, но в зале, за столом, демократов ждут серьезные опасности. Если же оппозиция очень сильна, и диктатура находится под угрозой, диктаторы могут предложить переговоры, чтобы сохранить за собой как можно больше власти или денег. И в первом, и во втором случае демократы не должны помогать диктаторам. А вот ловушек, намеренно расставляемых диктаторами, остерегаться. Призывая к переговорам, затрагивающим политические свободы, диктаторы нередко хотят, чтобы демократы мирно сдали свои позиции. В таких конфликтах переговоры возможны только в конце решительной борьбы, когда власть диктаторов свергнута и они думают о том, как пробраться в международный аэропорт. Сила и справедливость на переговорах. Если это суждение представляется слишком жестким, надо бы умерить романтический образ переговоров.

Поймем, как их проводят на самом деле. Нужно помнить очень важный факт: обсуждаемое соглашение определяется не тем, на чьей стороне справедливость, а тем, какая сторона сильнее. Что может сделать позднее каждая из сторон, если другая сторона не пойдет на соглашение? Что может сделать каждая из сторон, если другая сторона нарушит слово и станет добиваться своего вопреки соглашению? Разрешая проблему, переговаривающиеся стороны не состязаются в справедливости. Хотя о ней могут немало говорить, реальные результаты возникают из оценки абсолютной и относительной силы сторон. Другими словами, если соглашение будет достигнуто, то, в основном, благодаря тому, что каждая из сторон сравнивает свои возможности с возможностями другой и определяет, к чему может привести открытая борьба.

Надо уделить внимание и уступкам, на которые готова пойти каждая из сторон. В успешных переговорах неизбежен компромисс. Каждая сторона получает только часть того, чего добивается, а от другой части — отказывается. Что могут уступить диктаторам продемократические силы при экстремальной диктатуре? С какими целями диктаторов могут они согласиться? Должны ли демократы оставить диктаторам будь то политическая партия или военная клика конституционно закрепленную роль в будущем правительстве? Где же тогда демократия? Станет жизнь лучше или хуже, чем могла бы стать, если бы демократы начали или продолжали борьбу. Уступчивые диктаторы. У диктаторов бывают разные мотивы и цели, на которых основывается их владычество, — власть, положение, богатство, перестройка общества и т. д. Нельзя забывать, что ни одной из этих целей они не достигнут, если лишатся своего положения. Значит, в случае переговоров они будут пытаться сохранить его за. Какие бы обещания ни давали диктаторы, ни в коем случае нельзя забывать, что они пообещают что угодно, лишь бы обеспечить подчинение своих демократических оппонентов, а потом грубо нарушат соглашения.

Если демократы согласятся прекратить сопротивление в ответ на приостановку репрессий, их может ждать разочарование. Так бывает очень редко. Устранив противодействие внутренней и международной оппозиции, диктаторы только рады ужесточить режим. Спад народного сопротивления часто устраняет сдерживающую силу, ограничивавшую жестокость диктатуры, и тираны тогда могут делать все, что им угодно. Если ставкой оказались самые главные ценности, изменить что-то может только сопротивление. Чтобы лишить диктаторов власти, оно почти всегда должно продолжаться. Успех в большинстве случаев определяется не переговорами, а разумным использованием самых подходящих и мощных средств сопротивления. На наш взгляд, самое мощное средство, доступное для тех, кто сражается за свободу — политическое неповиновение, или ненасильственная борьба, о котором мы будем говорить подробнее. Какой именно мир? Если диктаторы и демократы ведут переговоры о мире, надо чрезвычайно четко представлять себе предмет обсуждения, поскольку здесь могут Джин Шарп От диктатуры к демократии.

Концептуальные основы освобождения опасности. Подчинение грубому насилию и пассивная уступка диктаторам, которые безжалостно обращались с сотнями тысяч людей, — совсем не мир. Гитлер неоднократно призывал к миру, под которым он понимал подчинение его воле. Мир для диктатора часто означает покой тюрьмы или могилы. Существуют и другие опасности. Участники переговоров, руководствующиеся благими намерениями, иногда путают цели переговоров и переговорный процесс. Кроме того, демократы или иностранные эксперты по переговорам могут одним махом обеспечить диктаторам на местном и международном уровне ту легитимность, в которой им прежде отказывали из1за незаконного захвата власти, нарушений прав человека и попросту жестокости.

Без законного статуса, в котором они отчаянно нуждаются, диктаторы не могут править бесконечно. Сторонники мира не должны предоставлять им такого статуса. New York; London: Garland Publishing, 1972. Основания для надежды. Как мы уже говорили, лидеры оппозиции могут чувствовать, что вынуждены вступить в переговоры, поскольку борьба за демократию безнадежна. Однако это можно изменить. Диктатура не вечна. Люди, живущие под ее гнетом, не должны терять последние силы и позволять диктаторам бесконечно оставаться у власти. Современные диктатуры тоже уязвимы. Их слабости можно усугубить, расшатывая власть диктаторов.

Слабости эти мы подробнее рассмотрим в главе 4. Современная история выявляет уязвимость диктатур и показывает, что они могут пасть сравнительно. Для свержения коммунистической диктатуры в Польше понадобилось десять лет, с 1980 по 1990 год, а в Восточной Германии и Чехословакии в 1989 году это произошло за считанные недели. В Сальвадоре и Гватемале 1944 понадобилось при1 мерно две недели борьбы, чтобы покончить с прочно укоренившимися военными диктаторами. Мощный военизированный режим иранского шаха был подорван за несколько месяцев. Филиппинский диктатор Маркос в 1986 году был свергнут за несколько недель, а правительство США быстро отказало ему в поддержке, когда мощь оппозиции стала очевидной. Путч в Советском Союзе август 1991 года был остановлен за несколько дней при помощи политического неповиновения. После него многие из народов, долгие годы находившихся под властью СССР, вернули себе независимость в течение нескольких дней, недель или месяцев. Нужно немало времени, чтобы изменить глубинную ситуацию в обществе, но ненасильственная борьба против диктатуры иногда протекает сравнительно.

Переговоры не единственная альтернатива войне на уничтожение с одной стороны и капитуляции — с. Приведенные здесь примеры, а также примеры из главы 1, показывают, что есть еще одна возможность для тех, кто добивается и мира, и свободы, — политическое неповиновение. Harmondsworth; Baltimore: Penguin Books, 1976 [1962]. Глава третья Откуда взять силу? Конечно, совсем не просто построить свободное и мирное общество. Но самое главное — нужна сила. Демократы не могут свергнуть диктатуру и добиться политической свободы, если они не способны действенно применять собственную силу. Откуда может взять силу демократическая оппозиция, чтобы та оказалась достаточной для разрушения диктатуры с ее мощной военной и полицейской системой?

Мы этого не узнаем, пока не поймем правильно, что такое политическая сила. Изучить ее сущность не так уж трудно. Основные понятия довольно просты. Притча о повелителе обезьян. В государстве Чу один старик жил благодаря обезьянам, которых держал в качестве прислуги, Джин Шарп От диктатуры к демократии. Концептуальные основы освобождения. Народ Чу называл его Повелителем обезьян. Каждое утро старик собирал обезьян у себя во дворе и приказывал старшей обезьяне вести остальных в горы, чтобы собирать там фрукты. Каждая обезьяна должна была отдавать ему одну десятую собранного. Тех, кто не делал этого, безжалостно пороли. Все обезьяны страдали, но не решались жаловаться. Той же ночью, увидев, что старик уснул, обезьяны разрушили ограду, забрали фрукты, которые старик держал в хранилище, унесли их в лес и больше не возвращались.

Разве они не похожи на повелителя обезьян? Они не подозревают о своей глупости. Необходимые источники политической власти. Диктаторы не могут обойтись без людей, которыми правят; без них они просто не обеспечат и не сохранят источников политической власти. Источники эти включают: Такие источники, однако, зависят от того, принят ли режим, подчиняются ли ему люди, сотрудничают ли с ним многие институты общества. Все это отнюдь не гарантировано. Полное сотрудничество, послушание и поддержка увеличивают доступность необходимых источников силы и соответственно расширяют власть любого правительства. Если же народ и общественные институты будут меньше сотрудничать с агрессорами и диктаторами, это лишит правителей источников их силы. А без таких источников их власть слабеет и в конце концов распадается. Естественно, диктаторы остро реагируют на поступки и мысли, которые хоть в какой-то мере лишают их возможности делать что угодно.

Поэтому они запугивают и наказывают тех, кто не подчиняется им, бастует или отказывается с ними сотрудничать. Однако это еще не. Репрессии, даже зверства, не всегда могут вернуть ту степень подчинения и сотрудничества, которая дает режиму возможность существовать. Затем, как правило, она начинает слабеть. Со временем исчезновение источников силы может вызвать паралич и бессилие режима, а, в серьезных случаях — его развал. Власть, постепенно или быстро, умрет от политического истощения. Из этого следует, что свободолюбие или тирания любого правительства в немалой степени отражают решимость народа оставаться свободным и его желание и способность противостоять порабощению. Хотя обычно думают иначе, даже тоталитарные диктатуры зависят от общества, которым правят. Политолог Карл Дойч писал в 1953 году: Тоталитарная власть сильна только тогда, когда ею не нужно слишком часто пользоваться. Если приходится ее постоянно использовать против всего населения, она едва ли надолго сохранит свои силы. Поскольку тоталитарным режимам нужно больше сил для управления подданными, чем любым другим формам правления, у них вырабатывается устойчивая привычка к подчинению поданных.

Джон Остин, английский юрист-теоретик XIX века, описал положение диктатуры, если народ недоволен. По его словам, если большинство поданных — против властей и не желает терпеть гонения, мощь правительства и тех, кто его поддерживает, не спасет режим даже при иностранной поддержке. Как применять все это на практике, показали героические борцы норвежского сопротивления против нацистской оккупации, а также, как мы упоминали в главе 1, мужественные поляки, немцы, чехи, словаки и многие другие народы, которые сопротивлялись коммунистической агрессии и диктатуре и в конце концов способствовали крушению коммунистического правления в Европе. Это, конечно, не ново. Ненасильственное сопротивление известно с 494 года до н. London: John Murray, 1911 [1861]. London: Routledge; Kegan Paul, 1950. The Politics of Nonviolent Action. Boston: Porter Sargent, 1973. Ненасильственную борьбу применяли в разные эпохи не только в Европе, но и в Азии, в Африке, в обеих Америках, в Австралии и на островах Тихого океана.

Таким образом, три важнейших фактора, определяющие, до какой степени власть правительства будет оставаться бесконтрольной, таковы: [1] относительное желание населения устанавливать границы его власти; [2] относительная сила независимых организаций и институтов, стремящихся перекрыть источники силы; [3] относительная способность населения отказывать властям в согласии и поддержке. Центры демократической власти. Одна из характеристик демократического общества — множество неправительственных групп и институций, независимых от государства. Все они важны тем, что преследуют собственные цели, а также помогают в достижении целей общественных. Кроме того, они имеют большое политическое значение, поскольку обеспечивают групповую и институциональную основу, с помощью которой можно оказывать влияние на власть и препятствовать другим группам или правительству, когда те несправедливо ущемляют их интересы.

Если диктатура лишит такие сообщества автономии и свободы, народ становится беспомощным. Если же сообщества эти держат под контролем или заменяют суррогатами, их можно использовать для господства над отдельными людьми и над целыми слоями общества. Если же удастся сохранить или возвратить их автономию и свободу, Джин Шарп От диктатуры к демократии. Концептуальные основы освобождения, они исключительно важны для политического неповиновения. Повсюду, где разрушалась или слабела диктатура, народ и его неправительственные сообщества оказывали массовое неповиновение. Как говорилось выше, такие центры обеспечивают институциональную основу, с помощью которой население может противиться диктаторскому контролю. Именно им предстоит стать частью важнейшей структурной основы свободного общества. Тем самым без сохранения их независимости и без их развития освободительная борьба не может рассчитывать на успех. Такие действия могут иметь очень важные политические последствия.

Естественно, все это не означает, что ослабить и разрушить диктатуру легко или что каждая такая попытка увенчается успехом. Не означает это и того, что борьба обойдется без жертв — служители диктатуры будут сопротивляться, чтобы поданные снова стали сотрудничать с ними и слушаться. Но это означает, что разрушить диктатуру. Она обладает характерными особенностями, которые делают ее весьма чувствительной к умело применяемому политическому неповиновению. Рассмотрим эти особенности подробнее. Глава четвертая Слабости диктатуры. Диктатура часто кажется неуязвимой. Спецслужбы, полиция, вооруженные силы, тюрьмы, концентрационные лагеря и эскадроны смерти подконтрольны горстке властителей. Финансы страны, ее природные ресурсы и производственные мощности часто произвольно конфискуются диктаторами и используются для осуществления диктаторской воли.

Напротив, демократические силы часто кажутся чрезвычайно слабыми, неэффективными, беспомощными. Такое восприятие делает эффективную оппозицию маловероятной. Как найти ахиллесову пяту. Уязвимость неуязвимых хорошо иллюстрирует греческий миф. Ни один удар не мог ранить Ахилла, ни один меч не пробивал его кожу. Еще в детстве мать искупала его в водах волшебной реки, защитив от всех опасностей. Однако оставалась одна трудность: ребенка держали за пятку, чтобы его не унесло течением, и волшебная вода не омыла эту небольшую часть тела. Однако, по наущению тех, кто знал эту слабость, вражеский воин пустил стрелу в его незащищенную пятку. Относится это и к безжалостным диктатурам. Их тоже можно победить, быстро и при минимальных потерях, если их слабость определена, и вы поражаете. Слабости диктатур. Множество людей, групп или институций, чье сотрудничество необходимо для управления системой, могут ограничить его или прекратить. Требования и результаты политики режима мешают ему принимать и проводить в жизнь противоречащие друг другу решения.

Система может стать инертной, то есть менее способной быстро приспосабливаться к новой ситуации. Людей, уже выделенных для выполнения каких-то задач равно как и ресурсынелегко пере нацелить для новых нужд. Боясь рассердить начальство, подчиненные могут давать неточную или неполную информацию, что мешает диктаторам принимать адекватные решения. Внутренние конфликты и личное соперничество могут повредить функционированию диктатуры и даже нарушить. Интеллигенция и студенты могут остро реагировать на ограничения, доктринерство и репрессии. Общество может со временем стать апатичным, скептическим и даже враждебным по отношению к режиму.

Могут обостриться региональные, классовые, культурные или национальные конфликты. Иерархия власти при диктатуре всегда не совсем стабильна, а иногда — нестабильна. Отдельные лица не только сохраняют свое положение в системе, но и поднимаются, и падают. Их часто устраняют и заменяют новыми людьми. Поскольку в рамках диктатуры решения принимают считанные люди, и в их суждениях, и в их действиях весьма вероятны ошибки. Если, стремясь избежать этих опасностей, режим рассредоточит контроль, управлять центральными рычагами власти будет еще труднее. Как напасть на слабости диктатуры. Не все, что он замыслит, исполняется. Например, не всегда выполнялись прямые приказы Гитлера, так как его подчиненные просто отказывались их выполнять. Иногда диктаторский режим быстро разваливается, о чем мы уже говорили. Это не значит, что диктатуры могут разрушаться без риска и жертв. Любой возможный путь борьбы за освобождение предполагает риск и страдания и требует времени. Кроме того, никакие действия не могут обеспечить быстрого и безоговорочного успеха. Однако у борьбы, направленной на определенные слабости диктатуры, больше шансов на успех, Джин Шарп От диктатуры к демократии.

Концептуальные основы освобождения, чем у нацеленной туда, где диктатура явно сильнее. Глава пятая Как использовать свою силу. В главе 1 мы говорили, что вооруженное сопротивление диктатуре бьет не по самому слабому месту, а по самому сильному. Намереваясь соперничать в области вооруженных сил, снабжения боеприпасами, технологий вооружений и т. д. Диктатура почти всегда может собрать в этих областях намного больше ресурсов. Говорили мы и о том, как опасно полагаться на помощь иностранных государств. Академическая и специальная литература. Ландшафтная архитектура и садово-парковое хозяйство. Электронная почта: einstein собачка igc. Реалистичное представление о диктатуре. Постоянная проблема. Свобода через насилие? Перед лицом жестокой истины.

Опасность переговоров. Достоинства и недостатки переговоров. Сдача позиций в ходе переговоров? Источники надежды. Откуда берется сила? Необходимые источники политической власти. Центры демократической власти. Слабости диктатуры. Нахождение ахиллесовой пяты. Атака на слабости диктатуры. Существующая власть. Ведение ненасильственной борьбы. Открытость, секретность и высокие стандарты. Эффект демократизации политического неповиновения. Сложность ненасильственной борьбы. Реалистичное планирование. Трудности планирования. Планирование демократии. Распространение идеи отказа от сотрудничества. Акции потребителей. Акции рабочих и производителей.

Акции владельцев и управляющих. Акции держателей финансовых ресурсов. Символические забастовки. Забастовки протеста, забастовки заключенных, профессиональные забастовки, забастовка истеблишмента, промышленные забастовки, забастовка солидарности. Сочетание забастовок и экономического закрытия предприятий. Отказ от поддержки властей. Отказ граждан от сотрудничества с правительством. Бойкот работы в государственных учреждениях и занимания государственных должностей. Альтернатива гражданскому повиновению. Акции правительственного персонала. Внутренние акции правительства. Международные акции правительства. Психологическое вмешательство. Физическое вмешательство. Смысл в том, что хариус находится в скользящем состоянии, так мы будем запутывания снасти, и очень плотно сменить твистер или виброхвост. Премиум 3-х комнатный. Ловля леща на фидер ночью: прикормка, наживки в сентябре, балконе и ноябре.

Также люблю и зимнюю рыбалку несмотря на холод. Подтип: Плетенка. При покупке можно подобрать комплектацию. Проблема выходила через 10 лет. Эта особенность делает рыбалку здесь особенно привлекательно, и за это не жалко даже отдать деньги. Среди полимеров наживки — возможность многоразового наращивания и быстрый эффект. Карась — относится к нехищным рыбам и питается растительным кормом, личинками насекомых и червями. Для приготовления салата оборудованы отдельные зоны. Снегоуборочная приставка СМ-0,6 отличается от МБ-2 не только габаритами, но и строением шнекового механизма. Карты Базы Магазины Платники Где клюёт. Приветствую тебя на моём сервере.